Как жить с ощущением Бога всегда и везде

Нельзя забывать, что ощущение Бога, ощущение Его присутствия в нашем сердце могут меняться с течением времени. И это хорошо. Бог, в Которого мы веруем,  Один и Тот же, но хорошо, когда характер нашей веры претерпевает изменения. Св. Порфирий вспоминал, что в молодости считал Бога очень строгим и по этой причине так же строго относился к людям. «Я думал, что Господь  именно такой. И когда человек приходил ко мне на исповедь, я открывал Кормчую книгу и начинал считать дни, месяцы, годы Считал, а потом озвучивал цифру: Тебе можно будет причащаться через столько-то лет Тебе  через столько-то И так далее».

Но когда человек по-настоящему начинает чувствовать Живого Бога, Бога Любви, Который есть снисхождение и милосердие, любовь и истина, принятие и благость по отношению к каждому человеку  то начинаешь смотреть на всё совсем иначе. Люди вокруг остаются прежними, события повторяются  но твоя реакция теперь совсем иная, потому что ты видишь, что Господь смотрит на всё совершенно по-другому.

Некоторые из нас пришли в Церковь еще детьми и потому привыкли воспринимать что-то достаточно категорично, односторонне. Бог  такой и такой. И никак иначе. Поэтому, когда мне кажется, что ты не «вписываешься» в рамки, очерченные в моей собственной голове, я отталкиваю тебя. А Господь, Который есть жизнь, приходит и показывает, что всё совсем не так.

И это не ново. Книжники и фарисеи тоже думали про Бога много всего, но Господь сказал им: «Всё, что вы думаете,  неверно. То, как вы размышляете и рассуждаете о Боге,  это ошибка, Бог не такой. И потому Я совсем иначе обращаюсь к этим людям. По-другому смотрю на них, по-другому разговариваю  милостиво, с любовью, совершая чудеса. А вы их только осуждаете». В сущности, потому Христа и распяли: Своими словами и поступками Он в корне менял представления людей о том, какой Бог на самом деле. И вместо идола, которому они поклонялись, являл доступного Бога  Богочеловека. Бога, Который не взирает свысока, а понимает, сострадает, спускается с человеком на одну ступень (кроме греха) и приближает к Себе.

И когда ты поймешь это, задумайся: в пятнадцать, двадцать, тридцать лет  ты так же воспринимал Бога, так же верил в Него, так же чувствовал?

Неслучайно некоторые молодые люди говорят: «Моя мать как была, так и осталась, ничего не меняется». А о старце Порфирии вспоминают иначе: «Мы знали его сначала как очень строгого духовника, но он так возрос духовно! В своей вере, своем благоразумии» Это называется  человек изменился. Строгий вначале, снисходительный впоследствии. Многие боятся быть такими. «Нельзя же всё считать ерундой!»  говорят они. Но я не призываю к этому. Я призываю быть милосердными и снисходительными, чтобы понимать других людей. Постараться понять, почему тот или иной человек курит, сквернословит, принимает наркотики, не идет в церковь Именно это я пытаюсь делать, исходя из своего небольшого опыта: понять, не что человек делает, а почему.

Один мой знакомый юноша наотрез отказывался идти в храм. И я пытался выяснить именно это  почему он не хочет прийти в церковь.

 Почему?  спрашивал я его.  Давай поговорим!

 Будете меня стыдить?  спросил он.

 Нет, не буду. Я просто хочу с тобой поговорить, чтобы понять, что конкретно в церкви тебе не нравится.

 Понимаете, отче,  ответил юноша,  честно говоря, священник ассоциируется у меня с одними запретами. Мне кажется, о чем бы я вас не спросил, в ответ услышу только одно  «нельзя». Мотоцикл  нельзя, на футбол  нельзя, встречаться с девушкой  нельзя, в кафе  нельзя, на концерт  нельзя

Этот подросток вовсе не был плохим. Просто он меня боялся. Разве не следует в таких случаях искать к человеку подход? Разве это не по-христиански  смиренно попытаться понять, что он чувствует? Приблизиться к его душе, чтобы увидеть, почему он так делает, почему сомневается и не хочет общаться со мной, тогда как душой стремится к Богу? Но нет. Мы настолько отождествили себя с Богом, настолько привыкли считать себя Его «представителями»  и вы, родители, и мы, священники,  что думаем, будто каждое наше слово  от Бога. А Бог говорит: «Ты  не мой представитель. Ничего подобного. Просто по-другому здесь нельзя  поэтому Я использую тебя в данной ситуации».

Разве Бог обращается с людьми так, как мы? Да если бы мы действительно были как Он, были бы настоящими, искренними  сколько жизней мы смогли бы изменить! А так при встрече с нами человек спешит перейти на противоположную сторону улицы. Люди внутренне сопротивляются нам. А как было бы чудесно с годами начинать по-иному ощущать Бога в своей душе! Возможно, тот подросток был и прав. Образ мыслей меняется. Мне вот интересно, если бы Христос пришел на землю сейчас, как бы он поговорил с этим юношей? Что бы сказал ему? Велел бы по средам и пятницам питаться одной чечевицей? Загнал бы в одиночество, меланхолию, комплексы? Оценивал бы исключительно по внешнему виду? Да, возможно, тот юноша был и прав

Естественность, искренность таят в себе божественность.

Как-то после беседы, которую я проводил, всех позвали на обед. И вот во время обеда один священник встал и сказал: «Я читал про одного батюшку, который считал очень душеполезным сидеть со своей женой на террасе, пить кофе и смотреть на озеро. Как так? Разве может такое быть душеполезно?

Меня словно током ударило.

 Отче!  сказал я.  Но ведь это прекрасно! Это духовно! Вспомним, как произошло Благовещение. Пресвятая Богородица отправилась на колодец за водой. И пока она набирала воду  то есть совершала самый простой, обыденный поступок,  ей явился архангел Гавриил и сказал, что она станет Матерью Бога. А апостолы? Они были рыбаками, и Господь призвал их во время рыбной ловли  весьма приземленного, совершенно недуховного занятия. Вряд ли именно в эту минуту они молились. Они работали! А вспомните Давида, который пас овец. А Моисея

В самых обыденных, житейских делах может скрываться божественное. А мы забываем об этом, и наша семья начинает существовать совершенно отдельно от Церкви, как будто это разные вещи. Собираемся в храм  нажимаем на кнопочку и сразу превращаемся в духовных людей. Возвращаемся домой  нажимаем другую кнопку и, сменив праздничную одежду на домашнюю, возвращаемся в повседневность.

Если мы любим Бога, Которого нет в нашей повседневной жизни, Который не живет среди нас  значит, мы любим не Бога. Ведь Христос воспринял всю человеческую природу, преобразив нашу жизнь, нашу действительность. И когда ты ходишь по земле, Господь  в тебе. И когда общаешься с ребенком, занимаешься домашними делами  тоже.

Не нужно постоянно говорить о Боге. Мы ведь не говорим постоянно о воздухе, о кислороде  мы живем им! Сколько мы с вами сидим сейчас в этом помещении и дышим  но никаких особенных ощущений при этом не испытываем, так что и говорить здесь не о чем. А если другие люди увидят, как Бог, Которым ты живешь, наполняет тебя, оживляет и обогащает, так что каждая твоя клеточка излучает свет,  то непременно спросят: «Скажи, в чем твой секрет? Мы хотим стать такими же, как ты!»

Но мы зачастую слышим совершенно противоположное: «Слушай, оставь меня в покое! Надоел до невозможности!» Здесь нет ничего от Бога. А я желаю вам, чтобы от вас исходил этот посыл  Божественный посыл. Мы знаем и умеем столько всего сложного, и при этом совсем разучились делать простые вещи. И детей наших мы теряем именно потому, что они такие простые, а мы такие сложные, запутавшиеся

Один человек как-то ушел от старца Порфирия в большом разочаровании: старец не ответил ему на его серьезные вопросы о Боге. «Прости, сын мой,  сказал он.  Я говорю о Боге только тогда, когда почувствую, что душа человека стремится к Нему и нуждается в Нем». Однажды на Пасху старец Порфирий даже не произнес пасхальное приветствие «Христос воскресе». По наущению Божественному он знал, что человеку не хотелось слышать эти слова. Будем и мы с вами молиться о Божественном наущении  чтобы Господь просветил нас и жизнь стала прекрасной.

Архимандрит Андрей (Конанос)

Поделиться в соц сетях:
Обсудить можно здесь:

Обсудить в ВКонтакте

Обсудить в Facebook